Укрощение строптивой

Укрощение строптивой
19
ноября
вторник
19:00

«Укрощение строптивой», по мнению Жана-Кристофа Майо, — великолепная история человеческих взаимоотношений, которая так и просится, чтобы ее перевели на язык тела. Он очень хотел, чтобы его первая встреча с артистами Большого театра вылилась в создание сюжетного спектакля, поскольку его всегда вдохновляет способность танцовщиков выразить сюжет.
Балет Жана-Кристофа Майо в двух действиях 16+

Сейчас в продаже (19 ноября 2019, вторник, 19:00)   |   выбрать другую дату


сектор ряд / ложа места стоимость, руб  
1-й ярус 2 10 5 000 выбрать билеты
1-й ярус 2 37-38 5 500 выбрать билеты
партер 2 6-7 10 000 выбрать билеты
партер 7 7-8 10 000 выбрать билеты
партер 8 7-8 10 000 выбрать билеты
партер 2 18-19 11 000 выбрать билеты
партер 4 20-21 11 000 выбрать билеты
амфитеатр 1 15-18 12 000 выбрать билеты
амфитеатр 1 21-22 14 500 выбрать билеты
Если Вы не нашли нужные вам билеты, позвоните по тел: +7 (495) 225-45-45 и мы подберем для вас другие.
Укрощение строптивой

Шекспир, Шостакович, Майо
С этим хореографом жаждет работать весь балетный мир.
И где только ни идут его спектакли — в труппах Канады, США, Дании, Германии, Швеции, Швейцарии... Но это те спектакли, которые Жан-Кристоф Майо вместе со своими ассистентами перенес на другие сцены. А созданы они все — в Монако, в труппе Балет Монте-Карло, которую он возродил и взрастил. Уже много лет Парижская опера уламывает его поставить балет специально для ее артистов, но он неумолим.

Потому что не в статусе труппы дело, единственное, что имеет значение, — это артисты. Ему надо знать их, любить, понимать, изучить язык их тел и уметь воздействовать на эмоции. Работать с «незнакомцами» он не хочет, хотя его очень увлекает процесс вытягивания наружу тех свойств и качеств, о которых танцовщик и сам иногда догадаться не в силах. Но процесс должен быть обоюдным: артисту необходимо ему доверять и доверяться. Они должны идти навстречу друг другу.

Однако — и такое случилось впервые! — он согласился поставить большой балет для Большого театра.
Его собственные танцовщики — те, с которыми он начинал двадцать лет назад и уже давно делает общее дело, «выросли» и заканчивают свою карьеру. Приходят новые, с которыми, так или иначе, придется все начинать сначала. Коль скоро предстоят поиски взаимопонимания, он решил распространить их и на академическую труппу Большого театра.