Юнона и Авось

Юнона и Авось

В июле 1981 года в Театре имени Ленинского комсомола состоялась премьера оперы «Юнона и Авось» композитора Алексея Рыбникова, поэта Андрея Вознесенского и режиссёра Марка Захарова. Тридцать пять лет спектакль живёт на сцене Ленкома, пережив застой, перестройку, распад Союза, лихие девяностые, гламурные нулевые… Это, конечно, феномен.

Юнона и Авось

Театр вечно лихорадит; театр бредит новизной, артисты уходят, спиваются, болеют, погибают – спектакли, как правило, живут недолго. Даже самые знаменитые, даже всеми признанные шедевры – как «Идиот» Товстоногова со Смоктуновским, «Гамлет» Любимова с Высоцким, как «Калигула» Фоменко с Меньшиковым. Остались буквально какие-то снятые любителями клочки, отрывочки – плёнки, видите ли, не хватало на ТВ, ничего не сняли, подлецы. В репертуаре московских театров редко сыщешь спектакль даже пятнадцатилетней давности – но всё-таки кое-что найти можно. Скажем, «Старую актрису на роль жены Достоевского» в МХАТе имени Горького Доронина играет с 1987 года (постановка Р. Виктюка), тот же Виктюк сохраняет «Служанок» с начала 90-х, меняя состав, а в театре «Модерн» идёт более 20 лет «Екатерина Ивановна» Л. Андреева с Алёной Яковлевой. В больном городе Петербурге люди долго не живут (только один худрук, И. Штокбант, руководитель Театра-буфф, перешагнул 80-летний рубеж, тогда как в Москве люди пожить любят и худруков 80+ там предостаточно). И разве «Братья и сёстры» Фёдора Абрамова – Льва Додина, недавно возобновлённые в новом составе, могут претендовать на титул спектакля-долгожителя.

А «Юнона и Авось» держится 35 лет. Столько, сколько ждала дочь губернатора Калифорнии Кончитта своего возлюбленного жениха графа Резанова. Именно это число называет в конце спектакля Человек от театра – Александр Абдулов (в телеверсии). Вот совпадение! С «Юноной и Авось» вообще – всё непросто…

С одной стороны, это полновесный привет нынешнему театру от театра восьмидесятых, в пух и прах разбивающий все измышления на темы скучного идеологизированного застойного искусства советских времён. «Юнона и Авось» являет завораживающую роскошь профессионализма, профессионализма тотального, торжествующего, победоносного. Музыка, стихи, сценография Олега Шейнциса, хореография Владимира Васильева, костюмы, свет, звук – всё безукоризненно. Значит, в Советском Союзе мюзиклов не было? В Советском Союзе шли такие мюзиклы и музыкальные спектакли, что вам, нынешним, и присниться не могут, – в Ленинграде их ставили Владимир Воробьёв и Игорь Владимиров, ну а в Москве у Марка Захарова практически конкурентов не было. Создатели «Юноны и Авось» – в самом расцвете сил (старше других Вознесенский и Захаров, они 1933-го года рождения, а Рыбников, Шейнцис и Караченцов – почти что мальчишки, сорока нет), и энергетика спектакля сокрушительна. Застой застоем, а в нации ещё бродят огромные силы, большие (и, возможно, страшные) возможности – что и подтвердила последующая история, когда русские провернули операцию по полной смене общественного строя. Вот эта подспудная национальная энергия и прорвалась в спектакле Ленкома. Коммунистической же идеологии в нём нет ни капельки, ни тени, ни пёрышка. Даже угнетённых трудящихся – и тех нет, все сплошь графы и губернаторы.